Сильмариллион-Экстрим

18-23 июля 2002 года

На главную страницу сайта

К проектам

Еще раз о паутине: открытое письмо
читателям, почитателям и злопыхателям.

После  вывешивания «Записок мятежного майя» в сеть, на них появилось энное количество откликов. И еще сколько-то мнений о деятельности паутины высказывалось до. Я считаю для себя необходимым на них ответить, потому что проглатывать в свой адрес прямые наезды, оскорбления, а то и маты мне уже надоело. Очень жалею, что не могу подать на господ матерящихся в суд, к сожалению, государство у нас не настолько цивилизованное, чтобы можно было позволить себе это сделать. Ну что ж, будем защищаться собственными силами.

Итак, насколько я могу судить по форуму, в отношении нас высказываются три главных обвинения:

1.                       мы специально сносили людям крыши, а потом не ставили их на место;

2.                       мы играли «не по Толкину», нарушали эстетику Сильма и вообще были неправильные;

3.                       Мы - … (далее длинный список слов, которые обычно выкрикивают в лицо врагу перед тем, как начать бить ему морду; видимо, для возжигания в себе священной ярости). Вообщем, мы – это самое, поэтому нас следует выгнать со всех игр, запретить делать оные нам самим и т.д., и т.п.

Дабы не валить все в одну кучу, буду отвечать по пунктам. Насчет первого. Здесь, с вашего разрешения, сначала приведу цитату из письма Ульмо (он же брат Жан): «Дальнейшие описания работы паутины, напоминают мне ряд методик психообработки, по поводу которых мне хочется спросить: - А какое вы имели на это право? Вы, что - дипломированные психологи? Если да, то почему вы не ставили снесенные крыши на место? Если нет, то за такое можно и членовредительство учинять. А то, что крыши вы сносили по жизни у меня достаточно свидетельств от людей, которым я верю на все 100%, поскольку им просто ненужно мне врать».

Ну что тут можно сказать? Вся технология работы паутины состояла в том, что мы задавали людям вопросы, говорили о том, что мучило нас самих, да еще некоторым людям я пела ту самую песню, которая помещена в записках. Если это психообработка, то я испанский летчик. К тому же, в отличие от Ангбанда, люди, к нам пришедшие в ЛЮБОЙ момент могли отказаться отвечать на вопросы или нас слушать, развернуться и уйти (что некоторые, кстати, и сделали). Причем последствий за подобное поведение они не имели никаких. Скажу больше: знаешь, брат Жан, я тут иногда всякие вещи сочиняю, а потом людям читаю/пою/рассказываю. И не раз видела, как люди от моих стихов, скажем, плакали, или еще как-то проявляли свои чувства. Крыши у них при этом съезжали, это однозначно. Видимо, чтобы до конца выполнить твое пожелание о неснесении людям крыш, мне придется срочно прекратить писать что бы то ни было, и уж тем более кому-то это показывать. Так же, я думаю, мне необходимо срочно предъявить претензии лично Лоре Бочаровой, а также Йовин и Тэм за написание таких произведений, как «Финрод-Зонг» и особенно «Тампль», ибо я знаю очень немного людей, у которых после просмотра/прослушивания этих вещей крыша оставалась бы на месте. У меня самой она тоже от них едет, за что я, кстати сказать, авторам очень благодарна. Видимо, мне так же следует после любого игрового действия вставать в позу и произносить примерно следующее: «Товарищ! Не грузись по поводу всего, что ты тут видел (слушал, ощущал)! Это все ерунда и невзаправду. Мы тут играем, так что расслабься. Ты же понимаешь, что мы – такие же Васи в прикидах, как и ты сам, поэтому не бери в голову ничего из того, что мы тебе сказали». Ох, чуть не забыла. Я полагаю, что следует срочно учредить комиссию по выдаче сертификатов на право сноса крыши, а то оные отвинчивают все, кому не лень. У Лоры, между прочим, психологического образования тоже нет, в отличие, между прочим, от Элендила, который прошел несколько тысяч часов только одних тренингов. Я ответила, или еще что-то непонятно?

По поводу второго (цитат не привожу, поскольку их слишком много). Господа, а вам не кажется, что «игра по Толкину» - это такой же миф, как многочисленные измышления пушкиноведов о том, что делал их кумир проезжая деревней такой-то? Каждый читатель видит в книге что-то свое, и каждый свято уверен, что его видение – единственно достойное и правильное. Я полагаю, что объективным критиком соответствия/не соответствия любого игрока толкиновскому миру может быть только сам профессор. На игре же можно говорить только о соответствии/не соответствии концепту оной. Что касается последнего, то, думаю, пришло время напомнить собравшимся некоторые его положения.

«Главным объектом изображения в искусстве становится Недостижимая Красота (безвозвратно утерянная в прошлом), главным настроением - тоска по прекрасному, главным конфликтом - противостояние Естественное - Искусственное (ложное), главным героем - художник. В этом контексте нас прикалывает сделать игру, которая и в правилах, и в установках перестает бесконечно "копировать жизнь" и взывать к рациональному (утилитарному) потребленью всего - магии (больше файерболов и квестов!), экономики (больше чипов!), войны (больше хитов!). Поэтому мы не делаем ни магии, ни экономики, а с войной обойдемся просто по-зверски. У нас будет побеждать (убивать) красота.

Считать, что пиком совершенства нам кажется то, что называется «отыгрыш», будет неверно. Театр кончается там, где кончается сцена. Когда все взаправду - дурные отыгрыши отмирают. Если это настоящий Ангбанд с шахтами-рудниками-цепями-муками-иллюзиями, настоящие лодки до Валинора, настоящий Суд Намо, настоящий поход через льды, настоящие поединки Воли (Финрод-Саурон), настоящая почти что ненависть (не взяли в лодку - бреди пешком с вещами), настоящая миграция народов, настоящая боязнь, что после смерти тебя отправят на электричку (касается людей) - то отыгрывать будет уже нечего. Когда все стереотипы наполнены мясом, глубиной и жизнью, есть некая уверенность, что в результате получится живой миф, а не отыгрыш.:-) В этом месте, где слово стало мясом, нестойкий читатель должен умереть.

В качестве резюме остается сказать, что этот проект является актом отказа от рациональности, коммерциализации и утилитарности такого явления, как Ролевые Игры».

Скажите мне пожалуйста, где, в каком месте мы вступили в противоречие с данными положениями правил? Может быть, валар, то пьющие, то курящие, то матерящиеся больше им соответствовали? Помнится, был на сайте Силя такой раздел, как ответы на наиболее часто задающиеся вопросы. Так вот, там был помещен ответ на вопрос, какие задачи мастера ставят перед игроками. И сказано было буквально следующее:

«Все должны стать поэтами и умереть. Потому что жить долго и счастливо поэту не удастся. В отличие от классического героя, который умирает в бою потому, что он герой (таков его рок или таков его вызов судьбе, или потому, что он верен проигравшему сюзерену, или потому, что он бесстрашен) - поэт умирает потому, что трещина, расколовшая мир (искажение Арды) проходит через его сердце. Поэт умирает оттого, что он остро чувствует красоту и безобразие - и это чувствование (знание) сжигает его. Конечно, среди героев северного эпоса были поэты (слагающие боевые висы) - но они прежде всего оставались воинами, у Толкиена же эльфы, хоть сто раз они воины - прежде всего поэты, они сотканы из той музыки, которую никто из нас не может слушать спокойно.

Задача игрока здесь видится довольно просто - позволить себе чувствовать как Поэт. Потому что только Поэт всегда прав. Даже если он по уши в беде. Вся его жизнь - это одна баллада, а у прекрасных баллад трагические финалы. Это оттого, что Поэт не борется с судьбой - он под нее ложится, чтоб исторгнуть из себя наиболее отчаянную и пронзительную песнь.

Таким образом, хотелось бы, чтоб основным и главным произведением игрока была его игровая жизнь (судьба), а вовсе не песни в ельнике. Главным критиком этого произведения искусства будет Намо (игровой, разумеется)».

Если уж говорить о том, чтобы «лечь под танк», но спеть до конца песню собственной судьбы, то мы исполнили и то, и другое. Что истерические вопли многих лиц, пищущих на форум, только подтверждают. Мы сделали то, что не могли не сделать, в данное время и в данной ситуации. Повторю еще раз то же, что сказала в записках: я не могу спасать наполовину. Если я вижу, что человеку нужна помощь, и что она может быть ему оказана только так-то и так-то, я не могу отправлять его в место, где ему всеми доступными средствами продемонстрируют, что никому он здесь нафиг не нужен. Если человек мне лично неприятен, я вообще не буду с ним по игре взаимодействовать, я его просто сразу пошлю. Это честно. Мне очень неприятно, что пришлось идти против мастеров. Думаю, если бы Валинор был сделан так же качественно, как Ангбанд, этого бы не случилось. Что касается антуражности/неантуражности и правильности/неправильности наших действий в круге, то оценить их объективно может только Толкин, а субъективно – у каждого свой ответ на этот вопрос, и у меня в том числе.

Теперь насчет третьего. Выражения в наш (и лично в свой) адрес повторять не буду – противно. Пусть они остаются на совести тех, кто их писал (между прочим, господа, я никого из вас ни разу не оскорбила). Скажу другое: брат Жан, вот ты, например, пишешь, что «я сделаю все от меня зависящее, чтобы никто из вас не попал ни на одну игру в Уральском регионе». Ты считаешь себя в праве определять за ВСЕХ мастеров уральского региона кого брать к себе на игру, а кого не брать? А если мы сами игру возьмемся делать, хотя бы в том же Челябинске, тогда как? Да, кстати, господа игроки, внимание! Вы должны сделать все, от вас зависящее, чтобы не попасть в черный список брата Жана, а также Ели Кареевой! В противном случае вам запретят участвовать в играх, и тем более их делать!

Что еще? Кое-какие замечания «по мелочам». Брат Жан, я ценю твой труд по прочтению моих записок, но в следующий раз делай это более внимательно. А то так недолго и в лужу сесть. « А известно ли господам паутинщикам, что валарам было крайне НЕРЕКОМЕНДОВАНО посещать Белерианд в истинном облике. И если кто-то из валар так все-таки и поступал, то почему ВЫ сочли для себя возможным нарушать эту мастерскую установку?» Брат Жан, в записках же прямо указано, что имена валар мы носили только в круге, будучи их отражением (памятью) в Белерианде. О чем ВСЕГДА говорили приходящим в круг. Если кто-то не услышал или не запомнил… ну что ж, нашей вины тут нет. Между собой мы называли себя этими именами, потому что так было удобней, и потому что это помогало держать нужный для работы в круге настрой. В «миру» мы являлись эльфами/майя, называли себя другими именами и вообще старались не отсвечивать. Другое дело, что в круге мы проводили часов по 16 в сутки, потому что поток посетителей практически не иссякал.

«Люди не могущие сами себе построить игровой дом? Да еще бесстыдно просящие об этом тех у кого и так проблем, было выше крыши? М-да. Противненько». Брат Жан, почитай записки еще раз, там причины нашей просьбы к Кирдану указаны. Он, кстати, их принял, не имел и не имеет по этому поводу никаких обид, а лучшим свидетельством этого было то, как он и его эльфы оформили наш круг. Между прочим, надругаясь над ним вместе с Корсаром, ты плюнул в душу в первую очередь Кирдану и его команде. Тебе не кажется, что за такие вещи положено извиняться?

«Господа, не вы делали игру, не вам нарушать ее концепты. Мне тоже многое не нравилось на игре, но я не находил возможным нарушать концепцию по собственной прихоти. Это называется элементарное уважение к мастерам. Не нравиться - обсудите. Вам отказали - молчите. Вы обиделись, что вас таких умных не оценили? Уезжайте, на игре вас никто силой не держал». А мы не нарушали КОНЦЕПТА игры. Мы на 100% выполнили мастерскую установку по поводу того, что каждый игрок Сильма должен стать поэтом. Единственное, что мы нарушили – это правило, по которому все убитые эльфы должны были отправляться в палаты Намо. Чего, кстати, даже у самого Толкина не было, почитай «Законы и обычаи Эльдар».

«Я, врач-реаниматолог. Мед. институт закончил в 1996 году. И я не в состонии отличить катарсис от шизофрении. Так кто же я??? Чем я занимаюсь уже семь лет???» Не знаю, Жан. Элендил имел в виду Юлю Зубареву. Что касается нашей Йаванны, то я могу понять ее вывод с игры за нарушение техники безопасности (о чем, кстати, в записках тоже сказано), но не могу принять вывод о ее шизофреничности. Спор будем медицинский устраивать? Психолога в лице Элендила с психиатром в лице Юли Зубаревой?

«Не ходил я к авари. И не науськивал на убиение орков. У меня на игре задача была совсем другая, не знаете так хоть не врите». К нам с этой историей пришли. Возможно, они тебя с кем-то еще из валаров спутали.

««О, а нам сказали – вам запретили возвращаться из Валинора. О, а нам сказали – вас больше нет." Ну по идее, именно это нам с Мин Као и обещали из Валинора. "О, а нам сказали – это из-за вас все косяки." Не все, но многие». Интересно, кто вам это обещал? Лора? Странно, нам она обещала прямо противоположное. Эх, надо было ее попросить изгнать из валар Корсара, например. За пьянство и употребление валарина в особо крупных размерах. Да, я просто счастлива, что ответственна не за все косяки, которые были на Сильме, а только за многие.

«Вообще, я вам очень советую прочитать Сильмариллион. Вы узнаете много интересного. Например, то, что никакой паутины Вайрэ и вообще ничего подобного в Средиземье не было». Паутину Вайры на игру пропустила Лора. И она же ее, кстати, придумала. Так что читать книжку нам, судя по всему, придется вместе. Ладно, вот приеду к ней в гости, тогда, может быть, так и сделаю. Этот круг придумывался не просто так, как и зачем – лучше всего сказать ей самой. Если не скажет Лора, скажу я. А в заключение мне остается добавить, что мы не ставили своей целью извращать эту игру и что мы не виноваты, что мастера отказались от идей, которые сами же заложили в правила.