Вернуться на главную страницу проекта

Данный мир создается в рамках проекта
"НЕВЕДОМЫЕ ЗЕМЛИ"

Сказка о мире Истока

Дождь... Сеется из низких, угрюмых туч, барабанит по крыше. Какой? Не знаю. Взгляд затуманивается, и в просвет видна то тисовая крыша бревенчатого рубленого дома, то капроновая - палатки. Впрочем, большой разницы нет. И то, и другое - дом. Дом?

Когда мы привычно бросаем: “Ну, я пошел домой”, какой смысл каждый из нас вкладывает в эти слова? Дом - это квартира в панельной многоэтажке? Палатка в дождливом лесу? Сам лес? Или дом - это те, с кем мы торопливо прощаемся утром, собираясь на работу или учебу, а вечером встречаемся за общим столом? Или те, с кем нам просто хорошо и тепло? Что делает дом - домом? Что?!

“С тобой надежно”, - говорит женщина мужчине, и делает шаг в кольцо сильныхлюбящих рук. “С тобой тепло”, - говорит мужчина женщине, а нежная, ласковая ладонь уже опускается ему на плечо. В доме могут жить только родные друг другу люди, так? Родные, значит - из одного рода. Но ведь и мужчина, и женщина - разной крови! А раз так, они не могут стать близкими. По определению. И все же...

Иногда наступает миг, когда тот, кто был чужим, незнакомым и пугающим, становится близким и родным. И тогда уже нет нужды бояться - зачем, ведь здесь тебя никто не ударит. Нет нужды скрывать то, что тяжелым камнем или летучим легким пухом лежит на душе - зачем, ведь здесь тебя всегда поймут. Нет нужды ощетинивать на загривке шерсть и скалить клыки - зачем это, если маленькая ладошка уже треплет ухо?

Почему-то для каждого человека это очень важно - иметь дом. Самый завзятый бродяга, которого носит с дороги на дорогу однажды захочет вернуться. Не куда-нибудь - домой. Туда, где тепло. Туда, где безопасно. Туда, где всегда поймут и простят. А можно сделать еще и по-другому... Вот лес - он незнакомый, пугающий и страшный. В нем что-то свистит, трещит и ухает. А ты жмешься к огню и боишься обернуться назад. Лес - чужой. Но иногда наступает миг, когда он становится своим: знакомым, добрым и близким. И тогда толстый мох на поляне превращается в мягчайшее ложе, в ладонь сыпется спелая ягода, и деревья по сторонам - как стены. Стены твоего дома.

Осталось только понять - КАК? Как это сделать - чтобы чужой человек стал близким, и стали теплыми стены собственного жилища, и стал родным весь этот огромный, прекрасный, волшебный мир. Потому что, пока не поймешь и не сделаешь, так и останется стучать в ушах: “ненавижу, ненавижу, ненавижу это все!” Этих людей - они могут ударить, эти стены - они пустые и холодные, этот город - безличный и равнодушный, и лес - что в нем проку, дым от костра ест глаза, а гнус - все остальное...

А ведь можно сделать все по другому... Для начала - хотя бы в этой игровой реальности, вторая она там или десятая - для нас без разницы. Почему без разницы? Да все очень просто: любовь не бывает игровой. Или неигровой. Любовь или есть, или нет. Настоящая. Вот и все.

О доме, роде и живущих в нем

Нравится вам это, или нет, но этот мир не предназначен для одиночек. Одиночка - это горькое исключение из правила, и чем быстрее он найдет себе семью, тем лучше. Большинство же людей живут семьями, одна или несколько из которых составляют род. Род может быть сколь угодно большим, семья - два-три человека, максимум пять. Причем у каждой семьи отдельное жилище и отдельный очаг (костер). Почему так? Потому что в ином случае слишком велика власть стереотипа. И искушение так и остаться просто членами одной команды, пусть даже и очень хорошей, но не стать при этом родичами в точном значении этого слова. А без рода этот мир невозможен, ибо он - основа.

Благосостояние и удачливость что семьи, что всего рода определяется тем, насколько они благоустроены. Если есть, за чем есть и на что сесть, и куда спрятаться от дождя помимо дома, а везде царят порядок, красота и уют - о будущем можно почти не беспокоиться. Если дома стоят криво-косо, сесть с миской можно разве что на землю, а вокруг бардак - не удивляйтесь, что ваш род не жалуют вниманием боги, а если и жалуют, то таким, что уж лучше бы вообще забыли напрочь. Почему? А все очень просто. О доме, где есть любовь, хочется заботиться. Украшать, наводить порядок, холить-лелеять... Праздники устраивать. Последнее вообще можно подарить только тем, кого любишь. Накормить, наступив на горло собственной песне, можно и врага. А вот дать радость... Потому и жалуют боги тех, кто устраивает в их честь праздники. Они всего лишь возвращают людям их собственную любовь. Боги, они мудры...

А еще родичи помнят о тех, кто от них уже ушел. О предках. О тех, кто оставил след в их душах. Курганы - они ведь не для мертвых. Они - для живущих. Память, воплощенная в земле, дереве или камне. Страшно и горько лишится близкого человека, но, верится, если свершить над ним как надо погребальный обряд, душа его не исчезнет и не превратится в злобную темную нежить, а останется в этом мире, чтобы помогать своим потомкам. А то и возродиться снова в новом теле, кто знает?

То, какие порядки устанавливаются в семье и в роде - решают сами люди. “Кто в доме хозяин - я или тараканы?” - пускай каждый отвечает сам. Помня только об одном: что посеешь, то и пожнешь. Ибо в этом мире воздаяние и за доброе, и за худое приходит сразу. На земле - не на небесах.

О месте в мире мужчины и женщины

...Мужчина стоял на тропе и напряженно вслушивался и всматривался в тишину леса. Секира хищно поблескивала в руках.
- Уходи, - он повернулся к стоящей рядом женщине.
Женщина отрицательно мотнула головой.
- Я останусь с тобой.
- Я сказал уходи!
Беглый взгляд в сторону дальних деревьев:
- Послушай, я бегаю раза в три быстрее тебя. Если что - я смогу уйти.
А ты нет.
Женщина вздыхает, уже почти соглашаясь. Качает головой:
- Я так и не успею стать твоей женой. Тебя раньше убьют.
Мужчина вдруг весело и озорно щурится.
- Слушай, тебе очень нужны обряды?
Женщина чуть медлит и тоже улыбается.
- У нас есть пара минут?
- Есть.
- Ну тогда... - узорчатый женский браслет мгновенно слетает с руки.
Еще какое-то время женщина только тихо шипит, пытаясь надеть браслет на руку мужчины. Браслет слишком мал, но каким-то чудом все-же налезает.
- Теперь я твоя жена, - спокойно говорит женщина. - И пойду за тобой до конца, куда угодно. Хоть в царство мертвых.
Мужчина смотрит женщине в глаза и медленно опускается на одно колено.
- Клянусь небом, что люблю тебя. И буду защищать и хранить до последнего своего вздоха. Я сказал.
Он поднимается.
- А теперь беги и схоронись вон у той березы. Я приду за тобой.
Женщина поворачивается и идет.
...Он и правда пришел за ней. А потом был сумасшедший бег. Если бы мужчина не тащил ее за руку, женщина давно бы отстала. Иногда он ее почти нес. Ветки летели за спину, безжалостно нахлестывая руки и плечи. Наконец они остановились и упали в кусты, прижавшись к самой земле. Женщина взахлеб ловила ртом воздух и все никак не могла отдышаться. Мужчина дышал почти ровно.
- Ничего, они у меня еще получат, - взгляд синих глаз спокоен и почти весел.
- Что ты собираешься сделать?
- Засаду устрою.
- Я с тобой пойду.
- Нет.
- Почему?
Мужчина смотрит на женщину. Как-то очень странно смотрит.
- Женщина не должна драться, - тихо говорит он. - Это - закон.

Нет, речь вовсе не о том, что мужчина правит, сражается и добывает мамонтов, а женщина покорно и привычно “огне жигай, кушать варить”. Слово женщины в этом мире весит не меньше, чем слово мужчины, просто оно - другое. Оно - о любви и нежности, о заботе и ласке. Если хотите, женщина - это сам этот мир. Она с ним не борется, потому что он внутри, а не вовне. Она его хранит. В неизменности и неприкосновенности. Хранит, запевая высоким голосом песню. Хранит, начиная священный танец. Хранит, покрывая рубаху вышивкой - оберегом от темных сил. Женщина чувствует этот мир так, как чувствуют собственную кожу. И может сделать то, чего не в силах сделать мужчина - стать с ним одним целым.

А еще она рождает новую жизнь. Раз за разом, круг за кругом, чтобы никогда не прервалась нить. Нить, что идет, едина, от небесной пряхи, что прядет судьбу, до земной, что прядет шерсть для своих родных и близких. Какой мужчина может сделать ЭТО?

А мужчина... мужчина действительно сражается. Не потому, что ненавидит, а потому что любит. Свой дом и свой мир, который иногда приходится защищать. Но не только это. То, что неизменно и неприкосновенно, обречено на гибель. Жизнь - это движение. Птенец, что не пробьет скорлупу яйца и не выйдет наружу, погибнет. Потому этому миру нужен мужчина - воплощенное яростное пламя, в котором сгорает старое и творится новое. Мужчина - это тот, кто рискует изменять. Если женщина тепло, то мужчина - свет. Если женщина свеча, то мужчина - пламя. Если женщина земля, то мужчина - небо. Если женщина покой, то мужчина - движение, прорыв и творчество. И если женщина хранит мир, то мужчина не дает ему погибнуть. Инь-янь, две ладони, а на них - мир.

... Когда потеплеет солнце
Снега превратятся в дождь
Но я протяну ладони
И ты меня снова убьешь.
Я видела сны и небо
Невиданной красоты
Но я не умею драться
И значит сильнее - ты.
Я вышью тебе узоры
Где звери бегут по траве
Но, сбитая с ног ударом
Я снова лежу на земле.
Ты вскакиваешь упруго
И снова - привычный труд
Но мне не подняться сразу
И значит - меня забьют.
Мне руки, что гладят деревья
Никак не сжать в кулаки
И тонкие мои пальцы
Втоптают в грязь каблуки.
На небе усталая пряха
Порвет невесомую нить
Ты зло победить не сможешь
Но сможешь - остановить.
Я буду любить, упрямо,
И снова творить красоту
А ты ухмыльнешься по волчьи
Чтоб сбить подлеца на лету.
И если в руках - секира
А сердцу неведом страх
То это - чтоб белая птаха
Купалась в небесных лучах.
И если все тело в шрамах
Которых - не заживить,
То это - чтоб те, другие,
Меня не смогли убить.
И если - жестокая драка
От крови красный порог
То это - чтоб в этом мире
Ты дом защитить свой смог.
Свой дом и высокое небо
Огонь, что дрожит на ветру
И хрупкие женские руки
Что будут творить красоту.
Цветущий на сопках багульник
И птицу, что падает ввысь...
Когда замахнешься ударить
Подумай, не ошибись.
И, щурясь почти брезгливо,
Меня не спеши судить
Пусть я не умею драться
Но, может, смогу любить.
Вглядись и увидишь, неслышное
На дне моих серых глаз
Не убивай, не надо!!!
Хотя бы на этот раз.

О богах

Боги - есть. В этом мире это аксиома. Люди дают им разные имена и по разному их видят, но суть богов остается неизменной. Если бог - это солнце, то это тот, кто дарит тепло и свет. Всем, без исключения. Главное, что дарит, а не то, что его зовут Даждьбог или как-нибудь еще.

Каждый бог - это часть этого мира. Бог горы - это сама гора. Вся: порода, из которой она состоит, кусты и деревья, что на ней растут, ручей, что по ней бежит... все, до последней песчинки. Бог огня - огонь. Бог кузнечного ремесла - это каждый удар молота в руках кузнеца, и каждая вещь, что выходит из его ладоней. И люди обращаются к богам и приносят им требы не из-за страха. Просто они знают: если долго брать, ничего не отдавая взамен, скоро увидишь вокруг себя пустыню. И погибнешь. И если не одарить солнце теплым душистым короваем, однажды оно не выдержит и погаснет.

Своих богов знают - кто они и какие они. С богами разговаривают - в каждом роде-племени есть человек, который это умеет, и зовут ли его волхв, ведун или жрец уже не так важно. К богам обращаются - как, решают сами люди. Есть лишь один запрет: в ЭТОМ мире не молятся темным богам. Никаким и никогда. Зато человек может сам стать богом. Как? Ищите, да обрящите...

О Волшебном народе

Есть в этом мире существа, которым люди придумали множество имен, но кто они - так и не поняли. “Волшебный народ”, “Иные”, “Добрые соседи”, “фэйри”... как только не называют! Правильнее всего было бы назвать Иных духами - хотя они и умеют принимать телесное обличье. В любом случае, они так сроднились с местами, где живут (будь то холм, лес, ручей, дерево или камень), что стали с ними единым целым.

Иным не интересны дела людей и живут эти существа по своим законам. Одно известно точно: они предстают людям такими, какими сами люди являются к ним. Приходят со злом - получают зло, приходят с добром - добро. Даже облик их меняется, так, что человек может увидеть в одном и том же Ином и прекрасную девушку, и злобную, ужасную старуху. И зовут люди Иных по всякому, да тем нет до этого никакого дела. Впрочем, немного, все таки, есть:

...Назовешь меня фэйри, -

Я причиню тебе большие неприятности;

Назовешь меня добрым соседом, -

Тогда добрым соседом и буду.

Иных невозможно убить - разве что полностью уничтожив место, где они живут и частью которого являются. В этом месте они могущественны и могут сделать с человеком почти все. Говорят, только холодное железо способно их отогнать... да и то ненадолго. Зато человеку, который сумел заслужить их доверие, Иные могут дать многие чудесные дары.

Еще говорят, что многие умершие уходят к Волшебному народу - навсегда или на время. И даже возвращаются, если сумеют стать другими...

О Смерти

Смерть в этом мире приходит к людям по разному. Если человеку случится погибнуть насильственно, его неупокоенный дух приходит на кладбище. Кладбище это едино для всех людей, живущих в мире, и у каждого рода есть на нем свой курган или иное место для поминовения предков. Что случается там с умершим дальше - не ведает никто, но, говорят, ни один смертный путь не похож на другой.

А, бывает, смерть сама приходит за человеком. Обнимает его за плечи и укладывает на мать-землю. Иногда даже заранее предупреждает, что скоро придет, чтобы человек успел закончить свои дела в этом мире. Тогда родичи свершают над умершим погребальный обряд, а после Смерть уводит его... Куда? Никто не знает. Но, говорят, есть за гранью смерти еще одна жизнь, и какой она будет, зависит от того, как человек прожил эту.

После того, как свершился обряд и умерший был уведен Смертью за грань, его родичи отправляются на кладбище и возводят там новый курган (или иное погребение). И также они поступают, узнав о насильственной смерти своего родича, вне зависимости от того, где и когда оно произошло. Говорят, на кладбище нередко можно встретить души погибших... Не стоит пытаться заговаривать с ними и уж тем более тревожить, тогда и сами духи не потревожат никого. Их судьба - уже не в воле их родных, и никому, кроме владычицы Смерти, да еще Иных не дано знать о ней.

О магии

Волшебство и магия - это не действие, и тем более не мастерская бумажка с текстом, а состояние души. Если человек смотрит на вещь и понимает, что она волшебная - значит, она волшебная. Если после обряда произошло то, о чем в обряде было попрошено, значит, обряд настоящий и значит, он сработал. Если после слова волхва (ведуна, жреца) о молчании никто из присутствующих не рискует заговорить - значит, это слово имеет силу.

Этот мир - молод. Люди только вчера пришли в него и еще не успели назвать все, что увидели. Вглядись в огонь, прислушайся к нему, может быть, его зовут по иному? И если произнести это имя, гордое пламя скорее придет в костер? Даже на сырые дрова, даже в дождливый день!

Что такое железо? Что такое хлеб? Что такое вода, земля, дерево? В конце-концов, маг или ведун это просто человек, который больше других знает о мире. И только поэтому может его изменять...

...Когда меня ночь приобнимет за плечи
И под ноги бросит ковер;
И будет луна рисовать на деревьях
Волшебный, чеканный узор;
Когда я ступлю на весенние травы
Сминая головки цветов -
Тогда он настигнет: чужой, невозможный,
Нездешний, чарующий зов.
И терпким вином расплескается в жилах
Живая, горячая кровь
А в волосы тихо вплетутся созвездья
И вздохом их будет - любовь
И с первым движеньем я снова услышу
Как мир мой звенит, как струна
И руки взметнут невесомые ноты
И танец подхватит меня.
И тело забудет про кости и жилы
И плавится станет как воск;
И вместе со мною качнутся планеты
И дальние россыпи звезд;
И кто кого кружит - уже не понятно
Под ноги ложится трава
И пригоршней полной веселое пламя
Я вдруг зачерпну из костра!
И будут плясать языки на ладонях
И в пламени станут видны<
Седые деревья, высокие горы
Неведомой, дальней страны
Мы вместе с тобой побываем за краем
Взлетим в необъятную высь
Но дрогнет земля под моими ногами
И кто-то мне крикнет: "Вернись!"
И я упаду на весенние травы
Сорвавшимся с ветки листком
И вздрогнут планеты, и боль от ожога
Вернет меня в тело, как в дом
Но этот полет так же вечен, как солнца
Которые светят не здесь
Пусть ветер уносит с собой мою душу
Отныне я знаю, Я - ЕСТЬ!

О месте силы

У каждого рода могут быть или есть свои святилища, но есть в мире особое место - место Силы. Туда в праве прийти любой человек, которому дано разговаривать с богами, и, рассказывают, его слово там слышнее, чем где бы то не было.

У места Силы есть хранитель. Знания его велики... и он охотно ими делится, но никому не навязывает своих богов и свой взгляд на мир. Если в роду случится погибнуть ведуну, люди присылают к хранителю места Силы ученика, чтобы тот научил его разговаривать с богами. А, бывает, хранитель сам ходит по миру и рассказывает людям сказки. И некоторые утверждают еще, что тот, кто понял смысл сказки, может стать богом...

О городе и живущих в нем

В этом мире есть центр, который принято называть городом. Просто город и все. Это единственное место, где может поселиться одиночка - с тем условием, однако, что живя в городе он найдет себе новую семью.

В городе есть два Дома: Мужской и Женский. Мужской Дом собирает воинов - тех, кто еще молод и хотел бы освоить воинскую науку. И тех, кто уже умудрен опытом: ибо должен же кто-то защищать этот мир и учить своему мастерству других?

Во главе Мужского Дома стоит конунг, и в делах воинской науки и защиты мира от врагов его слушают беспрекословно. В дружину к нему может прийти мужчина из любого рода, что живет в этом мире. И любой род, что послал своих людей в дружину, может потребовать от нее помощи и защиты.

Воины, что вошли в Мужской Дом, живут как братья. Равно делят они труд и хлеб, славу и бесчестье. В Мужском Доме свершается посвящение в воины, но не все происходит на глазах людей: есть вещи и события, что ведомы только самим посвящаемым, да богам.

В Женский Дом приходят женщины. Приходят за новостями, хорошей беседой, да добрым советом. Приходят с рукоделием - себя показать, и у других поучиться. Приходят, когда зовут их в священный танец - делиться с миром своей любовью и силой. Хозяйка Женского Дома - большуха, и нет у нее иной власти, кроме как власти большего знания.

Живет еще в городе князь. Князь - хранитель мира на всех этих землях. Ибо случалось в прежние времена, что род восставал на род, и кровь заливала землю, и много бедствий и зла приходило на нее. И в конце концов порешили люди из всех родов избрать себе князя, чтобы хранил он мир между ними. И так с тех пор повелось: есть в городе князь, и его словом останавливается любая распря между людьми, что живут в этом мире. В прочем же не властен он над ними, и у каждого рода свои боги, свой обычай и свой закон. Единственно еще, тем, кто одиночками живет в городе, считается князь отцом, до тех пор, пока эти люди не найдут себе новой семьи.

Еще рядом с городом есть кладбище, где возводит свои курганы всякий род, живущий в этом мире. Говорят, на кладбище живет сама Смерть... только вряд ли это правда. Ибо разве может Смерть обитать в каком-то конкретном месте?

Дом-для-всех

Дом-для-всех стоит на перекрестке дорог, и в него может придти любой добрый человек. Того, кто нуждается в воде и пище, там напоят и накормят, но дом этот - не кабак и не харчевня. С приходящих там не берут платы, но редко кто переступает его порог с пустыми руками.

В Доме-для-всех есть хозяин, и есть хозяйка, и слово их - закон. Все, кто приходят в этот дом, приходят туда не столько как гости, сколько как друзья: порадовать душу доброй беседой, а руки - работой на радость людям.

В стенах Дома-для-всех нет места для ссор и раздоров: если уж ты переступил его порог, веди себя как добрый друг всем, кто в нем есть. И любые речи и разговоры можно здесь услышать, кроме гневных.

Условия начала игры

Чтобы прийти в другой мир, мало пройти расстояние от “здесь” до “там”. Ты придешь на новое место... но оно ничем не будет отличаться от других, уже известных тебе. Лес себе и лес. Ручей и ручей. Земля и земля. Воротами в этот мир будет праздник. Для всех.

Однако, праздник не устраивают в неухоженном доме, поэтому до того, как он начнется, должно людям многое сделать. Прежде всего - каждая семья и каждый род должны построить себе дома и зажечь очаги. Кроме того, члены рода возводят на общем кладбище, что возле города, погребальный курган.

В самом городе люди, что готовы войти в мир (все люди), строят Мужской Дом и Женский Дом. И готовят для праздничного костра дрова и угощение. Пока всего этого нет (и в городе, и в родах) праздник не может начаться. И если все построились, а один род нет - его ждут (или идут помогать).

Некоторые требования и запреты

1. В каждом жилом лагере обязательно должна быть яма для мусора и яма под туалет. В городе - в том числе. Потому что не стоит оставлять после себя свинарник, да еще и с риском заболеть чем-нибудь инфекционным.

2. Нельзя рубить живые (зеленые) деревья и кусты.

3. Нельзя употреблять наркотические вещества (включая пресловутую манагу).

4. Употребление спиртных напитков - в “пределах разумного” (то есть таким образом, чтобы ваше поведение оставалось адекватным). Мастера оставляют за собой право определить эти самые “пределы разумного” и в случае, если выпившие игроки мешают другим, удалить их из мира.

За нарушение требований и запретов игрок(и) удаляются с полигона. Физически.

О заявке

Для того, чтобы попасть на игру, вы подаете мастерам заявку (в том числе те, кто уже к нам обращался). Заявка подается капитаном команды и включает в себя:

1. Биографические сведения о всех членах команды: ФИО, игровое имя (имена), возраст, место проживания, контактный адрес.

2. Игровая легенда команды (кем вы собираетесь стать в этом мире).

3. Описание праздника, который ваш род мог бы подарить этому миру.

Желательны также персональные игровые легенды. Ответственность за обеспечение команды необходимым снаряжением (палатками, спальниками, посудой, аптечкой и т.д.), лежит на капитане команды. Каждая команда должна иметь с собой белый балахон (из любого материала, но достаточно большой, чтобы можно было накинуть его на любого члена команды).

Игроки-одиночки подают заявку, в которой указывают биографические сведения и персональную игровую легенду. Их капитаном на игре является князь города.

Что мы ждем от игроков

Мы ждем, что вы сможете в этом мире жить. Просто жить, радуясь солнцу, лесу и людям вокруг. Попробуйте взглянуть на давно знакомые вещи новыми глазами. Честное слово, наши предки вершили те же дела, что и мы. Еду готовили, одежду шили, на земле трудились... Только смотрели на все это по-другому. Может, и в нашей “обычной жизни” не все так плохо, как кажется?

А еще мы очень хотим, чтобы этот мир действительно стал для вас Домом. Тем домом, в котором тепло и хорошо. Тем домом, в котором все поймут, и потому нет нужды скрывать свои чувства. Тем домом, в который хочется вернуться: снова, и снова, и снова. И дело вовсе не в том, что человек обязан кому-то сиднем сидеть на одном месте и обрастать имуществом. Нет. Просто... Иногда наступает миг, когда тот, кто был чужим, незнакомым и пугающим, становится близким и родным. И становятся теплыми стены собственного жилища, и родным - весь этот огромный, прекрасный, волшебный мир. Мир, которому можно сказать два слова: “Я люблю”.

...Обнимет за плечи, прижмет к себе и скажет:
- Здравствуй, жена
Я шел сквозь битвы, а видел как ты
Хлопочешь у очага
С рассвета затоплена в доме печь,
Душист брусничный пирог
До блеска вымыт дощатый пол,
И влагой блестит порог.
Не долог был наш венчальный обряд,
Ведь шел по пятам наш враг
На руку мужскую - женский браслет,
И верный топор в руках
Жена за мужем - как нить за иглой,
Спокоен был голос твой:
"Но если ты в царство Мертвых уйдешь, то я -
Уйду за тобой!"
И ветки хлестали по голым плечам,
Два загнанных зверя - мы
Горела взятая Слобода,
И шел по пятам бог войны
Я все успел: отстоять в бою,
И к князю прислать поклон
И в жены взять, как велит обряд,
И даже - не сделать вдовой.
Все просто в мире, где мы живем
Кровавый встает рассвет
Но в этом мире ты мне - жена
А я… А я - человек.
- Все так, родной мой, здесь только суть
Смерть быстро откроет ложь
Пойдешь в засаду - возьми меня
И верный охотничий нож.
Уйдешь на битву, оставишь ждать
Уедешь, вслед за судьбой
Не важно, что это была игра
Мы стали - сами собой.
Даст бог, все вернется, и вспыхнет огонь
И будут трещать дрова
Знакомые тропы, и темный лес и ты -
Сидишь у костра
Обнимешь за плечи, прижмешь к себе и скажешь:
- Здравствуй, жена
Я шел сквозь битвы, а видел как ты
Хлопочешь у очага.

Мыло для связи: kvestnik_tin@rambler.ru (Тинвэ)

Вернуться на главную страницу проекта